Нинкед (ninked_a_kromma) wrote,
Нинкед
ninked_a_kromma

  • Music:

Ветер в окно нам подал знак

Ночь музеев была просто офигенная.
Краткий пересказ, как было:

В шесть вечера я нагрянул в музей-квартиру Блока, где мои подружки в театральных костюмах регулировали потоки посетителей. Я вообще далеко не поклонник романтической поэзии, но было очень круто. В первую очередь, музыкальное сопровождение — там около часа сидела и играла на рояле какая-то девочка. Играла просто сказочно. Творческий человек, достигший мастерства в своей области — это высшее существо, определенно. Пианистку причем везде сопровождала такая строгая дама в черном платье, — мама, или наставница, — и было такое впечатление, будто она загипнотизировала девочку и управляет ею при помощи голосовых команд — так она довлела над ребенком.

Потом музыка сменилась, комнату занял квартет из виолончели, рояля, и двух скрипок. Это было еще круче (играли, кажется, Брамса). Я, признаться, страшной завистью завидую всем этим музыкантам, и жалею очень, что в детстве недоучился игре на пианино (из-за конфликта с преподавателем). Народ все прибывал, и я решил не дожидаться молодых поэтов, которые, по слухам, должны были читать свои стихи во дворе, на каком-то историческом пне.

Два часа проторчав в квартире имени Блока, я убежал в музей истории религии, где по слухам, наливали коктейль из мухоморов. Оказалось, уже ничего не наливают, зато предлагают узнать историю масок на Руси (либо научится плясать карнавальные средневековые танцы — что для меня было как-то чересчур жизнерадостно). Масочная экскурсия была смазана тем, что в музее не оказалось ни одной маски. Зато там была картина Маковского «Святочное гадание», которая затмила вообще все: на ней сверхъестественный, невероятный, обволакивающий свет, божественный колорит, и вообще торжество русской живописной школы. Кто бы думал, что в музее какой-то религии мог я наткнуться на это.

Потом я снова вернулся в музей-квартиру. Поэты уже отчитались и разошлись, но на парадной лестнице происходило театральное представление. Мне понадобилось минут пять, чтобы заметить, что вокруг спектакль. Несколько молодых актеров в бесконечном цикле играли отрывок из пьесы Блока. Всегда по разному. Иногда трагично, иногда до смерти смешно. «Ты слышишь?» — «Я слышу» — «Приближается дева из дальней страны» — «Это смерть» — «Смерть...» — «Смерть!»... Смерть, ребята, это очень здорово. Мне кажется, я уважительнее стал относиться к театру. К поэзии, кстати, нисколько.

Никогда не подумал бы, что такая тьма народу может интересоваться Блоком, вплоть до 23 часов. После закрытия, мы с Анной, которой нет, то есть которую я не знаю как назвать, побежали в музей связи. Там мы встретились с Вовой им. Ленина и нас стало трое.

В музее связи была просто чумовая выставка детских рисунков (с авторскими сочинениями), очень большая. Я думал, тресну от радости. Не могу рассказывать. Может, выложу фотосессию.

Хотя немножко расскажу. Там один мальчик написал, что его в каком-то музее до ужаса поразила штука похожая на букву «П». Я так и не понял, что же это такое. То есть догадаться не сумел, хотя прочитал весь текст. Вот думаю сижу, что за «П»?

Из музея связи мы двинули в музей военной медицины, — то есть сперва пришли к исакию, где был автобусный старт, посмотрели как люди радостно душат друг друга насмерть в попытках набиться в транспорт, и решили идти пешком — по пути зависли на час в каком-то баре, но пришли в музей очень вовремя — к началу фильма про обезьяний остров. Документальный такой советский фильм про шимпанзе на необитаемом острове. С голосом Ромма и соответствующими остротами. Потом мы пробежались по залам музея, где я сделал небольшой доклад над макетом форта Александр I, съел немного мяса с ноги изувеченной дамы, и восхитился курительной трубкой академика Пирогова — совершенно колдунской, вырезанной из кривого дерева с наросшими грибами. Из такой курить не иначе как толченых пауков, я думаю.

Ранним утром мы вышли из музея медицины и направились в сторону Пушкинской. По пути мы совершенно незаконно прыгали на батутах перед ТЮЗом, катались с железных гор в парке, видели двор с закрытой экосистемой из собак и ворон, и вообще радовались пустынному городу. Потом мы наткнулись на «я ♥ тебя», насыпанное мукой на асфальте под чьими-то окнами. Ну кто пишет это мукой? Разумеется, мы не могли пройти, чтобы не переделать надпись во что-то более вызывающее. Так что ночь музеев я закончил весь в муке.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments